Энтони Рэпп, сериал «Звёздный путь: Дискавери»: «Мне нравится, что приходится делать много совершенно разных вещей»

За два прошедших года Энтони Рэпп стал одним из новых символов современной научной фантастики. Этим он обязан своей ролью Пола Стамеца в американском телесериале «Звёздный путь: Дискавери», который продолжает многолетнюю историю медиафраншизы. Его персонаж, жёсткий и прагматичный учёный, постепенно сходящий с ума от влияния грибных спор мицелиевой сети, вызвал немалый резонанс во всём мире. Напомним, что вселенной «Звёздного пути», насчитывающей семь сериалов, тринадцать фильмов и бесчисленное количество комиксов, книг и компьютерных игр, в этом году исполняется 53 года.

Рэпп также известен многим ценителям искусства по роли Марка Коэна в бродвейской постановке и киноверсии мюзикла «Богема», роли Чарли Брауна в мюзикле «Ты хороший человек, Чарли Браун» и Лукаса в мюзикле «Если/Затем».

Актёр посетил 20-й ежегодный международный фестиваль фантастики, науки и самовыражения «Старкон» в г. Санкт-Петербург, на котором рассказал о своём творческом пути, роли Стамеца в «Звёздном пути», а также о своей любви к классической русской литературе.

— Энтони, Какую роль из всей вашей карьеры Вы бы могли назвать своей самой любимой?

— Наверное, моей самой любимой и самой важной ролью был Марк из “Богемы”. Стамеца я играю всего пару лет, но он уже успел стать второй моей любимой ролью.


— Как Вы попали в основной состав актёров сериала «Дискавери»?

— Мне просто предложили роль, даже без прослушивания. Это был большой подарок небес. Для меня это было сюрпризом — с детства я был фанатом франшизы, но никогда не ожидал, что стану частью чего-то подобного. Я знал о съёмках нового «Звёздного Пути», а потом мне предложили роль. Разумеется, я сказал «да»!

— Играя Стамеца, Вы показываете его различные состояния психики. Из спокойного и рассудительного учёного он постепенно превращается в полностью вышедшего из ума под влиянием мицелиевой сети. Какие его из состояний было тяжелее всего сыграть, а какие — неожиданно просто?

— Мы снимали более ста дублей — чисто физически это было очень тяжело. Мне приходилось кричать и трястись. После этого у меня у самого начинались головные боли. И это было самым трудным. Это выматывало — и морально, и физически. Но мне нравится сам факт того, что мне приходится делать так много совершенно разных вещей, а не что-то одно и простое.

Также было настоящим вызовом одновременно играть и основного Стамеца, и его двойника из «Зеркальной вселенной». Это было похоже на сбор паззла. Я репетировал и играл сразу обоих персонажей. Был дублёр, который исполнял второго персонажа. Но должен был делать это в моём ритме и в мой тайминг, чтобы затем выполнить наложение лиц при монтаже. Мы должны были выглядеть одинаково в кадре, когда наводилась камера. Я играл свою часть, а потом мы менялись ролями. И мы как роботы двигались одинаково. Тайминг должен был совпадать. Дублёр должен был слушать меня и играть близко к моему стилю, чтобы мы могли их потом синхронизировать и сделать так, чтобы в кадре я мог правдоподобно говорить сам с собой.

— Как Вы снимаете стресс после такой тяжёлой работы?

— Я много читаю. Смотрю кино, играю в покер, играю со своими кошками, ем хорошую еду, занимаюсь йогой. Я стараюсь не упускать свободного времени и отдыхать после длинных дней и тяжёлой работы.

— В предыдущих сериалах «Звёздного Пути» есть русские персонажи. В «Звёздном пути: Оригинальном сериале», в годы Холодной войны, и вовсе Павел Чехов был одним из главных героев. Как Вы думаете, есть ли шанс увидеть русского офицера Звёздного Флота в наши дни?

— Конечно, такой шанс есть. Но в третьем сезоне «Дискавери» мы будем настолько далеко в будущем, что я не знаю, как будет выглядеть Земля. Будет ли там вообще хоть что-то, напоминающее страны. Я пока что даже не знаю идей. Возможно, не будет ни разных языков, ни разных стран. Это ведь тысяча лет в будущем! Но, возможно, если будет возможность сделать русского персонажа, то конечно его сделают.

— С чего начался Ваш творческий путь на Бродвее? И что Вам больше всего нравится — выступление в театре или съёмки в кино?

— Я начал играть в мюзиклах с шести лет, первый раз — в летнем лагере. А после начал принимать участие и в других постановках. Моя мама поддерживала меня во всём и водила на прослушивания. Так я получил свою первую работу на сцене в 9 лет, на Бродвее — в 10. Я считаю себя очень везучим. Театр всегда был для меня главным в жизни. Но работу в хороших фильмах и сериалах я тоже нахожу очень интересной. Я считаю чудесным тот факт, кино может жить вечно. Ну, вы знаете — когда вы снялись в 15 лет и это всё ещё можно посмотреть. Работа в «Звёздном Пути» была великолепной, значительной и важной, что делает её следующей в списке после театра. Как «пункт 1.а».

— Много ли Вы знаете о русской культуре, в том числе современной? Что из этого Вам нравится?

— Я много знаю о классических русских писателях, таких как Чехов и Толстой. Я читал и очень люблю «Анну Каренину». Я видел много постановок по Чехову, хоть никогда и не принимал в них участия. Но на уроках по актёрскому мастерству я видел много сцен из «Трёх сестёр», «Чайки». Что касается музыки, то мне в голову приходит Чайковский и другие классические композиторы.

К сожалению, о современной культуре я знаю немного. От пребывания здесь я немного о ней узнал. Но я знаю, что невероятная история России была очень долгой, с различными эпохами, и считаю это удивительным. Но, может вы знаете о бродвейском мюзикле “Наташа” о временах 1812 года, основанном на части «Войны и мира», который был показан пару лет назад? Это замечательное произведение.

— Какого героя русской литературы Вы бы хотели сыграть?

— Мне очень нравится Вершинин из «Трёх Сестёр» Чехова. Он был возлюбленным одной из главных героинь, Маши. Его история вызывает у меня личный отклик. Он человек, который пытается быть хорошим. Ещё мне очень нравится роль Треплева из «Чайки», но я уже слишком стар для этого персонажа.

Анна Маганет-Юрова

(Kulturamania.ru)